Sergei Borisov. The Body against the System

29 Июня 2021 - 29 Августа 2021
The National Museum of Modern Art Zagreb

Сайт Музея: https://www.moderna-galerija.hr/en/sergei-borisov-tijelo-protiv-sistema/

 

Сергей Борисов, один из самых востребованных российских фотографов рубежа XX-XXI веков. Он никогда не был прямым документалистом, но всегда охватывал различные жанры: портрет, обнаженная натура, студийная съемка, городской пейзаж. 

Его часто называют «летописцем московского и питерского андерграунда», «певцом Москвы и ее богемы». Образная система Борисова настолько велика, что, кажется, его персонажами были все художники современной России: от Ильи Кабакова и Владимира Немухина до Пахома, музыканты и поэты: от Аллы Пугачевой до Виктора Цоя и Джона Кейджа, модели и актрисы. Кто-то вспомнит его обложки для фирмы «Мелодия» (Юрий Антонов, Алла Пугачева), а кто-то, увидев его работу «СССР», вспомнит, что именно эта фотография была на обложке журнала «Столица», который люди держали в руках у Белого дома в 1991 году.

Большинство снимков Сергея Борисова постановочные, но при этом обладают мета языком и наполнены широким спектром смыслов от романтизма до иронии и гротеска. В центре его внимания всегда человек  -  «новый человек», «герой времени». Фотографию, как таковую, можно назвать неким уравнителем различных течений, происходящих в жизни и культуре. Поэтому, то что видит фотограф через объектив своей камеры, есть разница между материальным и образным мирами – именно эта разница наделяет автора иронической дистанцией. Борисов всегда очень тонко чувствует происходящие процессы в социуме, будь то развал СССР («Русские идут»), появление поколения Pepsi («Мы не умрем») или зарождение selfie культуры («Селфи с Путиным»).

Фотографии Борисова не фиксируют реальный мир, его интерес обращен скорее в сторону симбиотического взаимоотношения между объектом и окружающей его действительностью внутри композиции каждого кадра.  Смысловая нагрузка его образов усиливается также за счет удивительной способности художника присваивать емкие названия каждому снимку. Так, в работах «Дефиле» или «Жажда» самодостаточный художественный образ, наделенный дополнительным семантическим звучанием обретает новый подтекст.

Отличительной чертой визуального языка Сергея Борисова является его любовь к Москве с её архитектурой и перспективами. Помпезный, монументальный город, набережные и памятники – все служит для художника важным коннотационным аспектом в работе над снимком. Архитектурные элементы, сложные композиционные внутрикадровые построения, игра с перспективой и светом находятся в эстетическом диалоге с персонажами, за счет чего всегда возникает ощущение особой вибрирующей чувственности.  Еще одной важной составной частью образной экспрессии фотографий становится сфера неба, которую художник использует в качестве метафоры. В таких работах как «Объяснение», «Маша на трубе», «Полет» за прекрасными видами не сразу улавливается внутреннее настроение персонажей, которые в какой-то степени возвышаются над своей драмой.

Интерес к обнаженной натуре, как главному эстетическому образу красоты – неотъемлемая часть стилистического языка художника. Тело в объективе Борисова никогда не становится объектом желания, оно десексуализировано, но при этом всегда несет в себе особое эстетическое переживание. Выразительность его снимков во многом достигается за счет комбинаторности классических поз и знаковых атрибутов той или иной эпохи («Проявлять инициативу»,«Шанель»)

Репрезентируемая обнаженная натура в ранних работах, сделала Борисова пионером в этом жанре и во многом выступила знаком времени в противостоянии советской идеологии. Фотографические серии девушек с символикой СССР («Русские идут», «Школьницы», «Из Пушкина», «Проявлять инициативу») наполнены провокационностью и контр смыслами, заставляя думать о советской действительности, проблемах показа ранее табуированных тем и революционности снимков на момент их создания. В более поздних работах обнаженное тело выступает скорее как манифест, пришедший вместе с Перестройкой, свободы, а в наши дни художник все больше обращается к данной теме, как радикальному жесту со стороны модели.

Отдельного внимания заслуживает созданная Борисовым легендарная «Студия 50А», где он работает с начала 80-х годов до настоящего момента. Именно это место стало связующим звеном в культурной жизни рубежа тысячелетий: дипломаты и маргинальные художники, андерграундные музыканты и стиляги, селебритис и коллекционеры – все стали в той или иной степени участниками «Студии». При упоминании о студии Сергея Борисова сразу напрашивается сравнение с нью-йоркским клубом «Студия 54», где царит особое ощущение раскрепощенности и простоты. Вокруг Борисова и его «Студии 50А» образовался клуб свободомыслящих, творчески заряженных людей. Здесь была создана большая часть его шедевров, а также работали такие важные для искусства фигуры как Тимур Новиков, Анатолий Зверев, Сергей Ануфриев, Гоша Острецов и многие другие.

Способность создавать «иконы» времени, передавать дух современности делает Сергея Борисова наиболее видным фотохудожником актуальной России. Работу «Жажда» 2016 года можно смело назвать символом своего времени так же, как и «Акробат» в 1993 году или «Закат» в 1985. 

В выставку Body vs System невозможно в полной мере охарактеризовать ретроспективой автора: во-первых, показать обширный архив художника не представляется возможным в силу грандиозного количества работ, а, во-вторых, в нее вошло много работ совсем свежих, что говорит о том, что автор всегда настолько чуток к современности, что продолжает неустанно фиксировать ее.

Катрин Борисов